Олег АККУРАТОВ Большой сольный концерт

Большой сольный концерт с участием Игоря Бутмана и специальных гостей Олег АККУРАТОВ, фортепиано/вокалИгорь БУТМАН, саксофон Александр КНЯЗЕВ, виолончель Екатерина АСТАШОВ

«Сто Ватт»

Блюз, рок-н-ролл

Хуан Диего Флорес (тенор, Перу), Хавьер Манзана Фас (фортепиано)

Мягкий и гибкий голос перуанца хвалят музыкальные критики — в 2000-м итальянские эксперты назвали его оперным певцом года, — а в 2009-м его сольный альбом номинировался на «Грэмми».

Анна Королёва

Джаз

Айлен Притчин, Владислав Песин (скрипка)

Евгений Румянцев (виолончель), Михаил Сапонов (sprechgesang), Павел Домбровский, Максим Емельянычев (фортепиано, молоточковое фортепиано, клавесин)Ансамбль солистов The Pocket Symphony. Художественный руководитель и солист Назар Кожухарь (скрипка, альт)

Александр Родченко. Опыты для будущего

На юбилейной выставке в МАММ (музею, между прочим, исполнилось 20 лет) покажут ряд культовых работ Родченко, одного из главных имен нашей фотографии и авангарда в целом, — с участием пионеров («Пионер-трубач» и «Пионерка»), Лили Брик и Маяковского, а также снимки спортивных парадов и Шуховской башни («Охранник рядом с Шуховской башней»).

Мария Сафронова. Общее частное

Маша Сафронова уже выставляла бытоописание сумасшедшего дома в ММОМА в 2012 году, детских садов — в «Триумфе» в 2015-м. Ради текущей трехчастной выставки они будут дополнены новым проектом — «Офис», и все вместе представят размышления художницы о человеческой жизни в условиях, где все происходит по регламенту.

Елена Киселева. Элегантный век

Критики начала прошлого века ставили работы Елены Киселевой в один ряд с Бакстом и Бенуа, но после революции она эмигрировала в Сербию, оставила рисунок — и тут же как будто бы стала забыта. Музей импрессионизма пытается исправить этот факт, выставляя более 50 полотен из Русского музея, Российской академии художеств и частных коллекций.

DJ Jay-D

Ресторан Мумий Тролль Music Bar

Свидетельства. Франсиско Гойя, Сергей Эйзенштейн, Роберт Лонго

Трое графиков с трех континентов, что жили в разное время, но увлекались черно-белыми тонами. Рисунки Эйзенштейна, офорты Гойи, крупные форматы Лонго — пожалуй, самая интересная рифма из представленных в выставочном пространстве этой осенью и результат долгих бесед между специалистом по Эйзенштейну Наумом Клейманом и собственно живым американским классиком Робертом Лонго.

Грузинский авангард. 1900–1930.

Живопись. Музей Музей личных коллекций.

Corps, Purba

Техно, хаус Арт-пространство «Шаги».